?

Log in

No account? Create an account
последний пост
gramonist


может и предпоследний. но пока поставим точку в жж.

анонс: "последний пост gramonist'а"
gramonist
незнакомый прохожий,

спешу сообщить тебе, что 26-го июня
2016 года на фестивале джетлаг, про-
йдет песенный субботник под названи-
ем "песенный субботник". я спою
сто советских песен, многие, из ко-
торых уже есть в этом блоге.

во время этого перформанса я сниму
какое-то видео. это видео - станет
последним постом этого блога. после
этого блог обновляться уже не будет

ура!

даня ч.

https://www.facebook.com/events/702305706538883/

годы вы как чуткие струны
gramonist


довольно известная песня френкеля и лисянского. очень хорошая. есть такая тема в советской песне - пафос воспоминания. он бывает разный, но для него нужны особые мелодии, такие чтоб их можно было петь сначала задумчиво, а потом как разойтись и как вдарить с духовым оркестром...

ну и "время" в словах советское, когда прошлое равно будущему. смотрим в прошлое видим будущее, диалектика и т.п., ясно-красно. в этом и смысл этой песни, пожалуй, что есть на свете такая юность - добровольческая, ?правильная? - которая будет вечно возрождаться и стремиться по заранее проведенной линии к прекрасному будущему. так же как юность этого поющего человека, никуда не исчезла, и все также звенит в его сердце, так же и сам этот человек звенит в чьей-то новой юности, обеспечивая ему коллективное бессмертие, тот зеленый город, где он будет жить.

я, конечно, напортачил с эпитетами. "давняя", "славная". у лиснянского, кажется, "дальняя" и "светлая". но подразумевается, кмк, вечная.

поліг під корсунем солдат
gramonist


ну вот еще, пожалуй, украинская советская песня. незаметная и простая, но по нынешним меркам почти фантастическая.

встреча с вождем
gramonist
воображаемая армией.

военные песни
gramonist
смотрел концерт на поклонной и тоже потянуло на военные песни. сел в гараже и попел.
потом поел картошки, чаю напился и лег спать.






(no subject)
gramonist

я о живописи не писал никогда, а тут попробую. вот картина. называется она "прорыв блокады ленинграда 18 января 1943го года". бумц:
proryuv

(а оригинал где-то тут лежит)

обычно взгляд, вымуштрованный за два поколения просто проскальзывает мимо. но если приглядеться то начинают выступать какие-то неожиданные очертания.

изображена, ясное дело, встреча войск внутреннего и внешнего кольца в момент окончательного прорыва блокады. войска внешнего кольца, бодрее, дороднее, в новых чистых теплых шубках, набегают слева сверху. войска внутреннего кольца, тоже радостные, но несколько робкие измученные, в менее теплых одеждах, вперемешку с раненными, выбегают справа снизу. это одна диагональ.

другая - идет наискосок слева снизу вправо вверх (тема лебедев предложил бы зеркально отразить картину для большего позитива) - это линия смерти, уже перерезанная живою бурлящей массой советских войск. на северовостоке - печные трубы - остатки дотла сгоревших изб - на югозападе, мертвые, заваленные немцы.

войска встретились, но геометрический центр картины пуст - просвет с подбитым немецким танком. и благодаря этой пустоте в геометрическом центре, глаз ищет какого-нибудь иного центра - где произойдет встреча, и тут же обнаруживает что "ВСТРЕЧА" разбрызгана по полотну, она проявляется по крайней мере в трех разных сюжетах, на трех разных уровнях. 

вот например двое. один из них занимает самый верхний левый угол, другой - нижний правый. они видят и скорее всего узнают друг друга, и автоматы они одинаково подняли и лица у них, как бы, рифмуются, понимаете? они сейчас встретятся, им ничто уже не помешает, разве что мертвый фашист схватит кого-нибудь за сапог. это встреча друзей, дружба им несколько заслоняет исторический, духовный смысл события, они сосредоточились на конкретном человеке - друге.
таких дружеских встреч несколько, хотя и менее конкретных, но чуть поближе к центру виднеются еще два поднятых автомата - то же приветствие, тоже кому-то родному, спасенному. 

левее геометрического центра расположен ложный фокус -  "рукопожатие командиров". лицом к нам стоит, кажется командир "внешних", что ясно по пистолету, и бойца внутреннего кольца, возможно, тоже командира. Рукопожатие командиров – событие для хроники- т.е. то о чем по радио расскажет через час левитан. это официоз истории, и художники относятся к нему с соотвествующим уваженем. событие это памятное, радостное, но это не сакральное событие – войска, как должно, выполнили поставленную задачу. это рукопожатие заслуживает внимания, потому и отмечено оно на картине крестиком, состоящим из трех рук и автомата. но при этой встрече могут присутствовать и другие, как например "третий" - явно не русский представитель народов СССР, усатый и орлиноносый, как призрак микояна, - маячащий над рукопожатием.



но главный сюжет развивается чуть правее, где стоят, обнявшись в горячем приветственном лобзании, два изможденных бойца. они серьезны, как любовники. они старше, оба, кажется, бородаты. и они поглощены лобзанием, его пафосом. радостные встречи друзей, командиров происходят вокруг, над ними, через их головы. но они слепы и именно поэтому мой взгляд все время возвращается к ним. и чем дольше я вглядываюсь в их поцелуй, в ту скрытую точку пространства где должны соприкасаться их рты, с рыданием втягивающие в себя воздух, тем более очевидным становится, что солдата в белом полушубке, не может быть в этом поцелуе. разве сумел бы этот старый боец обогнать всю молодежь? даже этого, в правом верхнем, который спешит на встречу другу, не чуя ног под ногами, и вскакивает с разбегу на разоренный немецкий блиндаж? Неужели один этот старикбежал впереди командира, а навстречу ему бежал такой же быстроногий случайный старый солдат? ведь для того, чтобы слиться в поцелуе нужно было бы обогнать всех метров на двадцать тридцать... и чем дольше я смотрю, тем яснее становится мне, что поцелуй этот происходит не в материальном, а каком-то ином мире, в другом измерении. убери их и картина станет обыкновенной фотографией из хроники. но этот поцелуй влепленный на первый план, эдаким сермяжным инь-янем и превращает все вместе в шедевр соцреализма...
(я опускаю размышления о содержании, что подобное сливается с подобным, что поцелуй - это атомные силы стягивающие воедино, по мысли художников и их начальников, советский народ, народность этой силы и пр. и пр. и пр.)

***
короче, это мой взгляд на соцреализм, на все эти песни, фильмы и пр. нужно найти эту, как говорил жижек "фаллическую деталь", что-то не вписывающееся в реализм - и это и будет тот самый "соц" - глубинный смысл соцреалистического произведения...

что ж я вообще себе о песнях думаю?
gramonist
а думаю я что человек - птичка певчая и размножается с помощью пения. песни у нас те же что и у птиц, вернее одна она у всех певцов.  слова в ней такие, записывайте: "мисюсь, я здесь".  и кем бы нибыл этот мисюсь, хрюшей из второго ряда,  давно забытым или еще не встреченным возлюбленным, или вообще, вечной  женственностью, певец ее зовет. и что бы он ни пел, если поет красиво, он так или иначе знает в себе эту вибрирующую радость. И даже тогда, когда  Лисициан выводил какие-нибудь безжизненные строки, вроде: "встретить утро новой пятилетки..." - где-то в ответ слышался восторженный женский шопот. 
я люблю петь в душе, но в глубине души считаю, что песня - это занятие для двоих и более. как и у птиц. один на все лады повторяет "я здесь" - другие же прислушиваются, выбирают, а значит спрашивают у поющих, "кто ты?", и лишь затем: "где ты". Поющий же изо всех сил старается понравиться. я здесь, я здесь скажет он и так, и эдак, но кто поручится, что он кого-нибудь дождется? вон их сколько, голосов в лесу.
с разной степенью убедительности певец объясняет зачем  любить его, ему самому - как и всякому - это и так ясно, поэтому он старается петь как можно более заметно - громко ли, хитрым ли контрапунктом, - и если его услышат всего, до самой сути, то не могут не прийти, просто не могут не прийти. я сам был таким соловьем в восемнадцать лет.
но песни можно не только петь, но и писать - это нас и отличает от птиц.
я не раз видел как песня выступает в роли костюма или волшебного снадобья, когда поют ее для того, чтобы преобразиться. этим и сильны песни цоя. у поющих о звездах по имени солнце, меняется профиль и косеют глаза. тоже в обратном порядке происходит с теми кто западает на нирвану. вообще - и это то о чем я и собирался написать - "вот моя песня - кто я?" -  для меня главный вопрос, дающий ключ к пониманию песни.

(no subject)
gramonist
http://mantrabox.livejournal.com/782417.html
кажется я не в праве тут ничего комментировать, но это удивительное стихотворение. маяковский только наметил, как будет плакать бог, а здесь хоть в спину, но вот он перед тобой - плачет, как юноша. остальное я почти не понимаю, а это очень понравилось. хочется даже выучить и читать наизусть... эх, vero4ka, загубил я свою молодость...


а вообще я подумываю о том, чтобы возобновить этот блог. я раньше мало почему-то разговаривал. все скромно видео вешал и никто не узнает, что я об этом на самом деле думал. а может я коммунист? а может я американский университетский троцкист и ненавижу сталина пуще гитлера? а может я гопота мажорная постмодернистская, кому все хиханьки да хаханьки, и нет для них ни истории, ни тем более Истории с большой буквы? а может я просто сумасшедший, или хуже того эпигон дешевый, подражатель пригова. ну нет все-таки может я просто мальчик из еврейской семьи? а может для меня все это -  скульптуры ренессанса? а может я биолог-задрот, или коллекционер-фетишист?
вот об этом я раньше и не говорил. стеснялся. а сейчас год помолчал и подумал, а все-таки кто бы я ни был, но молчание для меня хуже всего. как так? тридцать лет - и уже замолчал! тоже мне история!


злободневненькое!
gramonist
мы любим их за пиздец!